132f8147aa7bb4c1677008cf4f2c56f6 Jump to content

Дягилев вечен.


Recommended Posts

Александр Ласкин.Дягилев-биография как биография.

Сильно опережая выход в свет увесистого тома «С. П. Дягилев. Библиографический указатель», мне показалось важным познакомить с ним читателя. Во-первых потому, что подобное издание осуществляется впервые. Во-вторых потому, что оно дает представление о работе информационного центра «Русская эмиграция».

Необходимо сказать об этом центре несколько слов. Центр был создан в 1998 году по инициативе Законодательного собрания Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургского Университета культуры и искусств и писателя Д. А. Гранина. Забот у этой организации достаточно. Его усилиями, в частности, выпущен целый ряд отличных книг. Среди них библиографические указатели «Русская эмиграция в Великобритании между двумя войнами (1917-1940)» и «Е. Ю. Кузьмина-Караваева (Мать Мария)» В настоящее время готовится биобиблиографический указатель и научная конференция «Русские в Финляндии». Это не говоря об издании, посвященном Дягилеву.

Таким образом, центр «Русская эмиграция» занят подведением итогов. И это естественно. Именно в подведении итогов заключается смысл деятельности людей, посвящающих себя информационно-библиографической работе.

Наиболее трудным стало подведение итогов биографии Великого импресарио. Эти итоги оказались весомее любой, даже самой замечательной, судьбы этого времени. В этом тоже нет ничего удивительного. Ведь по сути Дягилев — это не только один человек, но целый коллектив. Его судьба включает в себя биографии Нижинского, Карсавиной, Бакста, Бенуа, Пикассо, Кокто… Кроме того, жизнь импресарио продолжается — выходят в свет новые книги, статьи, устраиваются конференции…

Поэтому всякий раз, когда сотрудникам центра «Русская эмиграция» начинает казаться, что они видят свет к конце туннеля, они вскоре понимают, что это только середина пути. И тогда они с печалью, но и с надеждой повторяют про себя фразу, некогда произнесенную Сергеем Лифарем: «Дягилев — чудо. Дягилев — вечен».

«Все поэты делятся на поэтов с развитием и поэтов без развития, — писала М. И. Цветаева, — На поэтов с историей и поэтов без истории. Первых графически можно дать в виде стрелы, пущенной в бесконечность, вторых — в виде круга. Над первыми (стрела) — поступательный закон само-открывания. Они открывают себя через все явления, которые встречают на пути, в каждом новом шаге и каждой новой встрече. Мое — чужое, насущное — лишнее, случайное — вечное. Все для них пробный камень. Пробный камень их силы, растущей с каждым новым препятствием. Их самооткрывание есть самопознание через мир, самопознание души через видимый мир. Их путь есть путь опыта. Когда они идут, мы физически ощущаем движение воздуха, ими рассекаемого. От них идет ветер»(2).

В этой характеристике все совпадает с портретом Дягилева. Он открывал себя с помощью явленных им миру артистов, художников и композиторов. Мало того, что импресарио превращал «чужое» в «свое», — он еще и декларировал это свое право, называя балеты М. Фокина или В. Нижинского «своими». И цветаевские слова о вторжении в чужие пространства тоже имеют к нему отношение: вряд ли биография профессионального путешественника включает в себя столько городов и стран, сколько выпало посетить ему.

Именно об этом говорит эта книга. Конечно, не чуть патетическим языком поэта, но строгим и точным языком библиографии. Впрочем, даже перечень самых разнообразных откликов дает возможность почувствовать масштаб притязаний. Перед нами предстает человек, воистину противостоявший всякой замкнутости. Без остановки шагавший вперед. Ставший, по цветаевскому выражению, «собственной своей творческой мышцей

1914 год. Начало I Мировой войны, символизирующее для многих некалендарное наступление нового века, стало началом нового этапа в деятельности Сергея Дягилева. Продемонстрировав Европе мощь русского таланта, он активно включился в создание современного европейского искусства. Существенно изменилась стилистическое направление его постановок. На смену ретроспективной и фантазийной романтике мирискусников пришла брутальная общеевропейская авангардистская эстетика.

После 1914 года среди сотрудников дягилевской антрепризы русские художники и композиторы перестали быть подавляющим большинством. Дягилев еще с самого начала привлекал к сотрудничеству ведущих французских деятелей культуры. С его подачи французские композиторы-новаторы стали писать балетную музыку. Лучшие художники европейского авангарда именно в дягилевской антрепризе занялись театрально-декорационным искусством: Пабло Пикассо, фовисты Анри Матисс и Андре Дерен, создатель кубизма Жорж Брак, основатели симультанизма Робер и Соня Делоне, лидер итальянского футуризма Джакомо Балла, сюрреалисты Джордже де Кирико, Хуан Миро и Макс Эрнст и другие.

Жан Кокто. Афиша Русского балета Сергея Дягилева. Сезон 1911 года. Изображена Тамара Карсавина в балете "Видение розы".

К друзьям Дягилева принадлежали культовые фигуры французской богемы — Коко Шанель и Жан Кокто. Творческое становление последнего прошло как раз в атмосфере дягилевской антрепризы. Сам Дягилев, постоянно жаждущий обновления, внимательно слушал и впитывал в себя мировоззрение следующего поколения, идеи, безапелляционно высказываемые его молодым другом, и с середины 1910-х годов влияние Кокто на эстетику Русского балета было очень сильным.

post-4-1176217715_thumb.png

Link to comment
Share on other sites

Вацлав Нижинский

Чувство: Тетради

Легендарный танцовщик, прославившийся не только новаторской хореографией, но и трагической судьбой, Вацлав Нижинский был солистом Русского балета и возлюбленным Сергея Дягилева, который и сотворил, и - в некотором смысле - погубил его. Впервые напечатанные в полном виде, записи Нижинского представляют собой нечто среднее между дневником и личным письмом; они создавались в поздний период его жизни, уже после женитьбы и разрыва с Дягилевым. "Я чувство во плоти, а не ум во плоти. Я плоть. Я чувство. Я Бог во плоти и в чувстве... Меня не надо думать. Меня надо чувствовать, а через чувство понимать." Отрывочные и откровенные, эти записи располагаются в двух тетрадях - "Жизнь" и "Смерть", позволяя заглянуть во внутренний мир "сумасшедшего клоуна", как Нижинский сам себя характеризует... Книгу дополняют биографический очерк, история тетрадей и подборка фотографий

М.: Вагриус. 2000, 256 стр.,

http://az.gay.ru/books/biographies/nizh_tetr.html

Пикассо.Дягилев.Рим.

post-4-1176218819_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

АННА ПАВЛОВНА ПАВЛОВА

(1881 - 1931)

--------------------------------------------------------------------------------

Родилась в Петербурге. После окончания Петербургского театрального училища, в 1899 г. была принята в труппу Мариинского театра. Танцевала партии в классических балетах «Щелкунчик», «Конёк-Горбунок», «Раймонда», «Баядерка», «Жизель». Природные данные и постоянное совершенствование исполнительского мастерства помогли Павловой выдвинуться в 1906 г. в ведущие танцовщицы труппы.

Огромное влияние на выявление новых возможностей в исполнительской манере Павловой оказала совместная работа с балетмейстерами-новаторами А. Горским и, особенно, М. Фокиным. Павлова исполнила главные партии в балетах Фокина «Шопениана», «Павильон Армиды», «Египетские ночи» и др. В 1907 г. на благотворительном вечере в Мариинском театре Павлова впервые исполнила поставленную для нее Фокиным хореографическую миниатюру «Лебедь» (позже «Умирающий лебедь»), ставшую впоследствии поэтическим символом русского балета XX века.

В 1910 г. перешла на положение гастролерши. Последнее выступление балерины в Мариинском театре состоялось в 1913 г., а в России — в 1914 г.

В 1909 г. участвовала в Русских сезонах в Париже, положивших начало ее мировой известности. Афиша работы В. Серова с силуэтом А. Павловой стала навсегда эмблемой Русских сезонов.

В 1910 г. балерина создала собственную труппу и стала постоянно проживать в Лондоне.

Вместе с собственной труппой гастролировала во многих странах с классическими балетами П. Чайковского, А. Глазунова. Специально для труппы Павловой М. Фокиным были поставлены несколько балетов, в том числе «Семь дочерей горного короля».

Еще при жизни балерина стала легендой. Умерла в Гааге во время гастролей 23 января 1931 г.

post-4-1176220352_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

Творческие искания русских художников

«Мир искусства»

Мы горели желанием вселить в себя то,

Что любим все, но все любим через себя.

С. Дягилев.

(Звучит тема «Шехерезады» из симфонической сюиты Н.А. Римского-Корсакова. На экране проходит слайдовый ряд с эскизами декораций А. Бенуа, А. Головина. После демонстрации очередного слайда с эскизом костюма «Шехерезада» Л. Бакста учитель читает фрагмент из статьи В.Г. Белинского «Литературные мечтания»).

«Театр! Любите ли вы театр, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины? Не есть ли он исключительно самовластный властелин наших чувств, готовый во всякое время и при всяких обстоятельствах возбуждать и волновать их, как вздымает ураган песчаные отмели в безбрежных степях Аравии…?»

Эти строки из статьи В. Г. Белинского «Литературные мечтания» вспоминаются, когда смотришь на эскизы декораций к спектаклям художников «Мир искусства»: Бенуа, Головина, Добужинского, эскизы костюмов Бакста. Это объединение рубежа 19-20 столетий называют «блестящим артистическим мифом в искусстве». Чем же оно заслужило такую высокую оценку? В чем проявилось его влияние на культурную жизнь России того времени? Можем ли мы говорить об историческом значении их художественного опыта?

Обратимся к истокам возникновения этого объединения. В 1897 году в Петербурге несколько молодых людей с широким кругозором и культурными интересами стали собираться для бесед, обсуждения прочитанных книг, выставок, спектаклей, чтения докладов. Большинство из них принадлежали к потомственным художественным семьям и с детства росли в атмосфере искусства. Так образовался кружок единомышленников, в который вошли А. Бенуа, Сомов, Лансере, Бакст, С. Дягилев. Позже присоединились Добужинский, Б. Кустодиев, Остроумова-Лебедева, Головин, Грабарь, В. Серов.

Link to comment
Share on other sites

Пикассо.Дягилев.Рим.

П. Пикассо. Л. Мясин, Л. Бакст, С. Дягилев. Рим. 1917.

АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

ДОЛГОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ С ДЯГИЛЕВЫМИ

(Документальный роман)

http://opushka.spb.ru/text/laskin_kniga.shtml

post-4-1176221799_thumb.jpg

post-4-1176221971_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

ТАМАРА ПЛАТОНОВНА КАРСАВИНА

(1885 - 1978)

--------------------------------------------------------------------------------

Родилась в Петербурге в семье танцовщика Мариинского театра Платона Карсавина, внучатая племянница Алексея Хомякова, видного философа и литератора 1-й половины XIX века, сестра философа Льва Карсавина.

Училась у А. Горского в Петурбургском театральном училище, которое окончила в 1902 г. Еще воспитанницей исполнила сольную партию Амура на премьере балета «Дон-Кихот» в постановке Горского.

Балетную деятельность начинала в период кризиса академизма и поисков выхода из него. Поколонники академического балета находили в исполнении Карсавиной много изъянов. Балерина совершенствовала свое исполнительское мастерство у лучших российских и итальянских педагогов

Замечательный дар Карсавиной проявился в работах над постановках М. Фокина. Карсавина явилась родоначальницей принципиально новых тенденций в искусстве балета начала XX века, позднее названных «интеллектуальным искусством».

М. Фокин поставил для Карсавиной 7-й вальс в «Шопениане», партии Рабыни («Египетские ночи»), Жар-птицы («Жар-птица»), Шемаханской царицы («Золотой петушок») и др. Лучшие роли свои Карсавина — Девушка («Призрак розы») и Балерина («Петрушка») Карсавина исполнила в дуэте с В. Нижинским.

Стилизаторское мастерство, приобретенное в сотрудничестве с М. Фокиным, балерина использовала и в работе над академическим репертуаром. Карсавина исполнила главные партии в балетах «Жизель», «Лебединое озеро», «Раймонда», «Щелкунчик», «Спящая красавица» и др.

С 1918 г., выйдя замуж за английского дипломата Г. Брюса, жила в Лондоне.

С 1909 г. гастролировала с труппой С. Дягилева, в которой танцевала до 1929 г., исполнив наряду с прежними партии в балетах Л. Мясина «Песня Соловья», «Пульчинелла» и др.

В 1931 г. покинула сцену. Автор ряда статей, мемуаров, учебных пособий по классическому танцу. В 1930-1935 г.г. являлась вице-президентом английской Королевской академии танца.

Умерла в Лондоне 26 июля 1978 г.

post-4-1176222989_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ФОКИН

(1880 - 1942)

--------------------------------------------------------------------------------

Родился в Петербурге 26 апреля 1880 и в возрасте 9 лет был принят в Петербургское театральное училище. Занимался в классе Н. Легата. В 1898 г. дебютировал на сцене Мариинского театра в балете «Пахита».

Врожденные данные и артистизм вывели его в ведущие солисты труппы. Фокин танцевал основные партии в академических постановках — «Дон Кихот», «Раймонда», «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и др. Выступал Фокин также и в характерных танцах, а позже исполнял роли и в собственных постановках балетов «Шопениана», «Дафнис и Хлоя», «Карнавал», «Жар-птица».

В 1905 г. дебютировал в качестве балетмейстера, в 1910 г. стал хореографом Мариинского театра.

Фокин сделал самостоятельным жанром бессюжетный балет, создавая его средствами как классического танца («Шопениана»), так и характерного («Арагонская хота»).

В работе над спектаклями сотрудничал со многими известными художниками (А. Бенуа, Л. Бакст, М. Добужинский, Н. Рерих, С. Судейкин, Н. Гончарова, А. Головин) и композиторами (И. Стравинский, С. Рахманинов, А. Глазунов).

В 1901 - 1910 г.г. преподавал в Петербургском театральном училище.

В 1909 - 1912 и 1914 г.г. был художественным руководителем, балетмейстером и танцовщиком Русских сезонов и Русского балета С. Дягилева.

В 1918 г. уехал на гастроли в Швецию. С 1921 г. жил в США. Как исполнитель выступал до 1933 г.

В 1931 г. работал в театре «Колон» в Буэнос-Айресе, в 1934 - 1935 г.г. — в Парижской опере, в 1936 г. — в труппе «Балле рюс де Монте-Карло», в 1937 - 1939 г.г. — в труппе «Балле рюс де Базиль». В 1924 - 1942 г.г. руководил студией в Нью-Йорке.

Помимо упомянутых выше, Фокин создал балеты «Умирающий лебедь», «Шехерезада», «Петрушка», «Половецкие пляски», «Золотой петушок», «Эрос», «Видение розы» и др.

Поставленные Фокиным балеты, многие из которых до сих пор входят в репертуар ведущих мировых театров, стали заметным явлением в балетном искусстве ХХ века.

Перу Фокина принадлежат книга воспоминаний «Против течения» и ряд статей о балете.

Умер в Нью-Йорке в 1942 г.

post-4-1176223692_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

БАКСТ

(РОЗЕНБЕРГ)

(1866 - 1924)

--------------------------------------------------------------------------------

Родился в Гродно в 1866 году в семье мелкого коммерсанта. Учился в гимназии, четыре был вольнослушателем в Академии Художеств, но, разочаровавшись в академической подготовке, покинул это заведение. Занимался живописью самостоятельно, подрабатывая иллюстратором детских книг и журналов.

Впервые представил свои работы на выставке в 1889 г., приняв в качестве псевдонима сокращенную фамилию бабушки по матери (Бакстер).

В начале 1890-х годов выставлял свои работы, в основном, пейзажи, в «Обществе акварелистов». С середины 1890-х примкнул к кружку писателей и художников, объединившихся вокруг С. Дягилева и А. Бенуа, и в дальнейшем стал одним из инициаторов создания «Мира искусства».

Именно графические работы для журнала «Мир искусства» принесли Баксту широкую известность. Бакст внес волнистую линию модерна и почти восточное пристрастие к плоскостному рисунку и ярким краскам в мир садов, архитектурных перспектив и развевающихся драпировок, излюбленный художниками, близких «Миру искусства».

Художник продолжал заниматься и станковой живописью, исполнив множество графических и живописных портретов известных писателей и художников — Ф. Малявина (1899), В. Розанова (1901), Андрея Белого (1905), З. Гиппиус (1906) и др.

По необходимости содержать семью, — овдовевшую мать и малолетних братьев и сестер, Бакст стал учителем рисования детей великого князя Владимира, а в 1902 г. получил от царя заказ — изобразить «Встречу русских моряков» в Париже.

Период с 1893 по 1899 г. провел в Париже, при этом часто наезжая в Петербург.

В 1898 году Бакст выставляется на первой выставке русских и финляндских художников, устроенной С. Дягилевым, а с 1899 года принимает постоянное и деятельное участие в выставках «Мира искусства», в выставках «Secession» в Мюнхене, до 1910 года — в выставках «Союза русских художников», а также различных художественных выставках в Праге, Венеции, Риме, Брюсселе, Берлине.

В годы первой русской революции сотрудничал с сатирическими журналами «Жупел», «Адская почта» и «Сатирикон», затем оформлял журналы «Золотое руно» и «Аполлон». Занимался книжной графикой и декоративным искусством, оформляя интерьеры и выставки.

К концу 1900-х г.г. Бакст ограничил себя работой в театре, благодаря которой и вошел и вошел в историю как выдающийся театральный художник. Дебютировал в театре он еще в 1902 г. Позднее художник делал театральные костюмы для артистов (например, для Анны Павловой).

Бакст стал ведущим художником «Русских сезонов» и «Русского балета С. Дягилева» и создал декорации и костюмы к таким балетным спектаклям как «Клеопатра» (1909), «Шехерезада» и «Карнавал» (1910), «Нарцисс» (1911), «Дафнис и Хлоя» (1912) и др., поражавшие зрителей своей фантазией, сказочной роскошью, утонченной изысканностью костюмов, новыми и смелыми сочетаниями красок.

post-4-1176225569_thumb.jpg

post-4-1176225625_thumb.jpg

post-4-1176225666_thumb.jpg

post-4-1176225712_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

Ида Рубинштейн

03 октября 2006 | 09:02

Подробности

По материалам: РИА "Новости"

1883 - родилась Ида Львовна Рубинштейн, танцовщица, драматическая актриса. Ида Рубинштейн - дочь богатого зернопромышленника Льва Рубинштейна. Родители Иды умерли рано, ее воспитывала тетка, мадам Горовиц, известная петербургская дама. Богатая наследница была хорошо образована и превосходно говорила на четырех европейских языках. Она с детских лет мечтала о сцене. Увлекалась художественной декламацией, училась драматическому искусству у Мейерхольда и Комиссаржевской.

Ее звал в свой театр Станиславский, но она находила его систему устаревшей. В 1907 году Ида стала брать уроки хореографии у блестящего и модного хореографа Михаила Фокина. Фокин, как и многие другие, был заворожен внешностью Иды. "Тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся слепить особенный сценический образ" - писал Фокин". Он сочинил для нее несколько балетов, в том числе знаменитый "Танец семи покрывал". В Париже в это время проходили знаменитые "Русские сезоны" Сергея Дягилева.

Парижане сполна могли насладиться прославленной русской симфонической и оперной музыкой, русской живописью, художественными ремеслами. В начале "сезонов" не был представлен только русский балет. И Дягилев приглашает Иду Рубинштейн. Успех превзошел все ожидания. Парижане увидели Иду Рубинштейн в образе Саломеи, Клеопатры и Забеиды (неверной жены хана в балете "Шехерезада"). Художник Валентин Серов описал свои впечатления после того, как увидел ее в балете "Клеопатра": "На затемненную сцену рабы вынесли закрытый паланкин. Музыка постепенно стихла. И вдруг над сценой стало вырастать что-то похожее на мумию. Это была царица Египта Клеопатра. Рабы, словно шмели, кружились вокруг Клеопатры, медленно, моток за мотком, освобождая ее тело от покровов. Упал последний, и вот она - обнаженная как Ева, величаво идет к ложу любви. Это что-то небывалое, это уже не фальшивый сладенький Восток банальных опер, нет - это сам Египет и Ассирия, чудом воскрешенные этой женщиной".

Художник, вдохновленный обликом танцовщицы, увидевший в ней что-то напоминающее фрески древнеегипетских пирамид, создал ее знаменитый портрет. Плоское, угловатое тело, переданное предельно упрощенно, кажется бесплотным. Благодаря гротеску и стилизации яснее проступила суть натуры. Портрет Иды Рубинштейн наделал много шума. Серова упрекали в модернизме и стилизации, но и самой танцовщице был присущ этот стиль. В конце 1910 года Ида Рубинштейн уходит от Дягилева и создает свою собственную труппу, с которой выступает вплоть до начала первой мировой войны.

post-4-1176226803_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ БЕНУА(1870 - 1960)

--------------------------------------------------------------------------------

Родился в Петербурге в семье архитектора Н.Л. Бенуа. В 1885 - 1890 г.г. учился в гимназии К.И. Мая и посещал классы Академии художеств. В 1894 г. окончил юридический факультет Петербургского университета.

Написав в 1893 г. главу о русском искусстве для третьего тома «Истории живописи в XIX веке» Р. Мутера, вышедшего в 1894 г., заявил о себе как талантливый искусствовед.

В 1897 г., возвратившись из Франции, создал серию акварелей «Последние прогулки Людовика XIV», которая принесла ему известность как художнику.

И в дальнейшем Бенуа сохранял подобное двуединство, совмещая в себе художника и теоретика искусства.

С именем Бенуа связано возникновение в 1898 г. объединения «Мир искусства», одним из основателей которого он явился. Вместе с С. Дягилевым становится редактором и одноименного журнала. В 1901-1903 г.г. Бенуа также редактирует и журнал «Художественные сокровища России».

Перу Бенуа принадлежат многие книги, посвященные истории живописи и культуры вообще: «Русская живопись в XIX веке» (1901, 1902), «Путеводитель по картинной галерее Эрмитажа» (1911), «История живописи всех времен и народов» (серийное издание, 1910-1917) и др.

Творчество Бенуа-художника было, в основном, посвящено двум темам: «Франция эпохи «короля-солнца» и «Петербург XVIII – начала XIX в.». К ним он обращался как в своих исторических картинах, так и в пейзажных работах, выполненных с натуры в Петербурге и окрестных дворцах, либо во Франции, где Бенуа часто и подолгу бывал, в Версале. Эти же темы господствовали и в его театральных и книжных работам, которым художник, как и большинство «мирискусников», уделял много внимания.

Бенуа создал иллюстрации к «Пиковой даме» (1899, 1911) и «Медному всаднику» (1903-1922) А. Пушкина, выпустил книгу «Азбука в картинах Александра Бенуа» (1905). Театральная деятельность Бенуа началась в 1902 г. с оформления оперы Р. Вагнера «Гибель богов» для Мариинского театра. Для балета «Павильон Армиды» (1903) выполнил не только декорации, но и сочинил либретто. В дальнейшем, увлечение художника балетом привело к тому, что по его инициативе была организована частная балетная труппа «Русские сезоны», начавшая в 1909 г. свои выступления в Париже. Бенуа занял в труппе пост директора по художественной части и оформил несколько спектаклей.

К балету И. Стравинского «Петрушка» (1911) Бенуа создал декорации, ставшие одним из высших достижений художника, а также написал либретто. Некоторое время вместе с К. Станиславским и В. Немировичем-Данченко Бенуа руководил Московским Художественным театром.

После революции Бенуа принимал участие в работе всяческих организаций, связанных, главным образом, с охраной памятников, а в 1918 г. стал хранителем Эрмитажа.

В 1926 г. художник эмигрировал во Францию, где, главным образом, работал в театре — сначала в парижской «Гранд-опера», а после Второй мировой войны — в «Ла Скала» в Милане.

С 1934 г. писал книгу мемуаров «Мои воспоминания». Умер 9 февраля 1960 г. в Париже.

post-4-1176227172_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ ГОЛОВИН

(1863 - 1930)

--------------------------------------------------------------------------------

Родился в Москве в 1863 г. в дворянской семье. В 1881 г. поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на архитектурное отделение. Затем перевелся на отделение живописи. После окончания училища зарабатывал на жизнь росписью интерьеров. Пробовал себя в различных областях изобразительного искусства — занимался станковой живописью, декоративным искусством, мозаикой.

В 1900 г. Головин был приглашен работать в Большом театре. Там оформил декорации с операм «Ледяной дом» и «Волшебное зеркальце» А. Корещенко (1900), «Псковитянка» (1901) и «Руслан и Людмила» (1902) Н. Римского-Корсакова.

В 1902 г. ему предложили пост главного декоратора императорских театров в Петербурге. В столице Головин работал с двумя театрами — Мариинским и Александринским. Одной из лучших работ Головина стало оформление оперы Бизе «Кармен» в Мариинском театре (1908).

Для «Русских сезонов» С. Дягилева Головин создал декорации для имевших оглушительный успех «Бориса Годунова» М. Мусоргского (1908) и «Жар-птицы» И. Стравинского (1910).

В 1910-е г.г. Головин активно сотрудничал с В. Мейерхольдом. Совместно, в Александринском театре они создали спектакли «Дон Жуан» Ж.-Б. Мольера (1910), «Гроза» А. Островского (1916), «Маскарад» М. Лермонтова (1917), в Мариинском — оперы «Орфей и Эвридика» К. Глюка (1911), «Каменный гость» А. Даргомыжского (1917) и др.

После революции Головин фактически остался не удел. В театре работал мало. В 1927 г. оформил спектакль МХАТа «Безумный день, или женитьба Фигаро» П. Бомарше. Головин занимался графикой (в частности, в 1922 г. создал иллюстрации к «Двойнику» Э.-Т. Гофмана), живописью.

Кисти Головина принадлежат прекрасные портреты многих известных людей из близкого художнику круга: Ф. Шаляпина в роли Мефистофеля (1905) и Бориса Годунова (1911), В. Мейерхольда (1917) и др.

Умер в апреле 1930 г. в Детском Селе (сейчас Царское Село) под Ленинградом.

Link to comment
Share on other sites

Жан Кокто

Игорь Стравинский и Русский балет

Из книги "Петух и Арлекин" Приложение № 1

Фрагменты: "Игорь Стравинский и Русский Балет" (Разогнанная Свадьба). Клочки Текста.

Лучше всего, когда детский талант развивается в неблагоприятных условиях, сбивается с пути, растрачивается попусту и в конце концов вдруг сам обнаруживает все свои заблуждения и преодолевает их. Куда хуже, если ошибки детства совершаются на безоблачном пути, когда дарование растет в благополучии и к срыву не готово.(.. .)

Непослушание и дурной вкус, свойственные юности, помогают сберечь изначально заложенный у ребёнка талант, а выявляется он лишь позже, причём болезненно, исподволь, понемногу, копотливо. Его выроют, как статую Венеры.

А потому не досадуйте на свои ошибки, даже на крупные. Эта обуза тяжела, и превратностей пути она так и не облегчит. Рано или поздно вы вернётесь, переведёте дух, бросите взгляд на пройденное и изумитесь. Худшее из того, что окружающие смогут противопоставить этой титанической работе, - неблагодарность. На пути к желанному уединению минуешь много всяких пристанищ, и повсюду тебя упрекнут либо в нахлебничестве, либо в неуплате за постой. В итоге общество поймёт весь твой многострадальный путь лишь как проявление эгоизма, непостоянства и разбросанности.

Вспомните девушек-цветочниц! Так вот, "Русский балет" я отношу к современному классу девушек-цветочниц - самых прелестных по-девичьи и самых цветущих.

Я предчувствовал, что моему восторгу (перед Русским балетом) нужно будет искать объяснение, последние муки совести перед тем, как покинешь жильё, не заплатив за постой. Было это в 1910 году. Нижинский танцевал в спектакле "Видение розы". Смотреть из зала я не стал, а пошёл обождать его за кулисами.

Там интереснее. Одарив девушку поцелуем, Призрак розы вылетает в окно... и уже за сценой падает прямо к помощникам. Те брызгают ему водой в лицо, растирают его полотенцами словно боксёра. В их грубой расторопности - своя нежность. Мне не забыть этого грома оваций. Перед глазами так и будет стоять этот юноша, вымазанный гримом. Он хрипит, весь мокрый, держась одной рукой за сердце, другой - за край декорации, либо оседает без чувств на стул. Но вот опять его взбодрили, отхлестав по щекам, облив, встряхнув, и он приветствует публику улыбкой.

Вот в таком полумраке, среди лунного света прожекторов, я и повстречал Стравинского.

Тогда Стравинский заканчивал "Петрушку". Об этом произведении он рассказал мне в игорном зале в Монте-Карло.

"Петрушку" представили в Париже 13 июня 1911 года. Помню закрытую репетицию в театре Шатле. Сегодня эта вещь в полной красе, а тогда весь её букет был до обидного скомкан. Дилетантам с их привычкой к упрощениям и вовсе не охватить целостности русской народной души. Она не хнычет в томлении, а целеустремленно продвигается, добиваясь своего в едином порыве, как взлёт барабанной дроби.

Композитора признавали пока лишь отдельные знатоки, но "Петрушку" постепенно приняла и широкая публика.

"Петрушка" занял, наконец, подобающее достойное место: во-первых, благодаря фольклорному содержанию, а во-вторых - как аргумент против дальнейших новаций. В этом-то и заключается обыкновение публики - еле плестись от одного произведения к другому с извечным опозданием на один шедевр, усваивая предыдущее ради ниспровержения последующего. Как говорится, вечно невпопад. До знаменитой премьеры "Весны священной" мы со Стравинским виделись редко.

post-4-1176229671_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

ДЯГИЛЕВ Сергей Павлович (1872-1929), русский театральный и художественный деятель. Вместе с А. Н. Бенуасоздал художественное объединение «Мир искусства», соредактор одноименного журнала. Организатор выставок русского искусства, исторических русских концертов, «Русских сезонов» (с 1907) за границей. Создал труппу «Русские балеты Дягилева» (1911-1929).

* * *

ДЯГИЛЕВ Сергей Павлович [19 (31) марта 1872, Новгородская губерния — 19 августа1929, Венеция], русский театральный и художественный деятель, первый балетный импресарио 20 в., который прославил русское искусство за рубежом.

Детство. Петербург

Родился Дягилев в дворянской семье, которая увлекалась музыкой, театром, искусством. Мать умерла при его рождении — Сережу воспитала мачеха, образованная и интеллигентная женщина. Сам Дягилев хорошо пел, играл на фортепиано, рисовал, хотя был просто любителем в разных областях искусства. В 1896 окончил юридический факультет Петербургского университета, параллельно занимаясь в консерватории. Был одним из создателей художественного объединения «Мир искусства», которое оказало огромное влияние на культурную жизнь России на рубеже веков. Некоторое время Дягилев был редактором журнала «Ежегодник императорских театров», состоял чиновником по особым поручениям при канцелярии императорских театров. После увольнения со службы Дягилев занялся организацией выставки старинного русского портрета сначала в России, потом за рубежом, а также ежегодными концертами русских артистов за границей.

Знаменитая антреприза Дягилева

В 1908 он вывез в Париж русские оперы «Борис Годунов» М. П. Мусоргкого, «Руслан и Людмила» М. И. Глинки и др. В 1909 состоялись и первые совместные оперно-балетные «Русские сезоны» в Париже. В последующие годы он стал вывозить только балет, который пользовался огромным успехом. С началом Первой мировой войны он навсегда покинул Россию, создал за границей постоянно действующую труппу «Русский балет» Сергея Дягилева, которая просуществовала до 1929. В течение 20 лет в его антрепризе работали самые выдающиеся балетмейстеры своего времени — М. М. Фокин (для дягилевской антрепризы он создал свои лучшие балеты), В. Ф. Нижинский, Л. Ф. Мясин, Б. Ф. Нижинская, Дж. Баланчин, С. Лифарь. Многих воспитал сам Дягилев. Он всегда был чуток ко всему новому. К тому же, у него был «нюх» на таланты. «Удиви меня», —говорил он постановщикам, когда затевал новые проекты. Именно Дягилев привел в балет лучших художников эпохи. Его спектакли оформляли А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, Н. Н. Рерих, А. Я. Головин, Н. С. Гончарова, М. Ф. Ларионов, А. Матисс, П. Пикассо и др. Иногда они выступали и авторами либретто. Для сотрудничества Дягилев привлек также крупнейших музыкантов и начинающую талантливую молодежь. У него работали М. Равель, К. Дебюсси, Э. Сати. Дягилев привлек начинающих русских композиторов: И. Ф. Стравинского, создавшего для дягилевской труппы партитуры «Жар-птицы», «Петрушки», «Весны священной», «Свадебки», «Аполлона Мусагета» и др., и молодого С. С. Прокофьев («Шут», «Стальной скок»). У Дягилева танцевали лучшие балерины и танцовщики Мариинского и Большого театров, поначалу совмещая выступления на казенной сцене и зарубежные гастроли. Впоследствии многие из них перешли к Дягилеву, спасаясь от рутины императорской сцены. У Дягилева блистал весь цвет русского балета — А. П. Павлова, Т. П. Карсавина, О. А. Спесивцева, Нижинские, Фокин, А. Д. Данилова. Хотя отношения Дягилива с работающими вместе с ним людьми складывались по-разному (многих отпугивала его нетрадиционная сексуальная ориентация), духовный облик Дягилева всегда притягивал к себе творческую личность.

Вклад Дягилева в балетное искусство

Именно благодаря гастролям труппы Дягилева балетное искусство пережило ренессанс. Дягилев оказал огромное влияние на формирование всего балетного искусства 20 века, на отношение к нему серьезных художников. Созданные в его антрепризе балеты до сих пор являются украшением крупнейших балетных сцен мира. Они идут в Москве, Петербурге, Париже, Лондоне, Нью-Йорке. Многие из них сняты на кино- и видеопленку (серия балетов «Париж танцует Дягилева»). О Дягилеве пишутся романы, создаются кинофильмы, театральные представления. Он доказал, что быть импресарио — великое искусство.

Несмотря на огромный успех «Русского балета», Дягилев часто испытывал материальные затруднения и всегда прибегал к помощи состоятельных меценатов. Свои личные средства он также тратил на новые постановки. В 1920-е гг. Дягилев увлекся собирательством редких книг — его коллекцию составили уникальные издания на русском языке, автографы Пушкина. Будучи человеком крайне суеверным, он боялся морских путешествий. Умер Дягилев в Венеции — на воде, как ему в юности предсказала цыганка. После его смерти труппа распалась, а ее репертуар сохранился лишь благодаря усилиям танцовщиков и хореографов его труппы. Хотя сам Дягилев не был художником, его смело можно назвать одним из «отцов» балета 20 века.

Портреты.Дягилев.Бакст.Серов.

post-4-1176231079_thumb.jpg

post-4-1176231187_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

  • 1 year later...
  • 2 months later...

nureyev.jpg

Рудольф Нуреев

Автобиографию, изданную в Лондоне в 1962 году, когда Рудольфу Нурееву исполнилось 24 года, он начал не с истории своего рождения в вагоне поезда, мчавшегося вдоль берегов Байкала, или, например, первого выхода на сцену Мариинского театра. Он рассказал о "прыжке к свободе", который "подающий надежды артист советского балета" совершил в парижском Ле Бурже июльским утром 1961 года…

Рудольф Нуреев не любил вспоминать о своем прошлом не потому, что его детство пришлось на скудные годы Великой Отечественной войны и последующее лихолетье. Хотя появление на свет под стук колес в ледяное мартовское утро порой казалось ему "самым романтическим событием в жизни". Он был человеком, который никогда не страдал от привязанностей и ностальгии – по стране, былому и близким. Нуреев истово был предан только танцу. Побеждая в танце, он чувствовал себя властителем мира и ждал королевских почестей и поклонения.

http://www.gay.ru/art/ballet/stars/nureev/

nizh_1.jpg

Вацлав Нижинский

Ровно по середине шестидесятилетней жизни Вацлава Нижинского проходит пропасть – это 1917 год, когда в Аргентине состоялось его последнее публичное выступление. Эта пропасть делит его жизнь на две половины, которые биографам великого танцовщика и его поклонникам подчас бывает невозможно соединить. Десять лет детства, десять – учебы, десять – на вершине балетной сцены… И тридцать лет безумия во власти шизофрении, разрушающей мир вокруг.

Вацлав родился в семье польского странствующего танцовщика Томаша Нижинского, который оставил свою жену Элеонору с тремя детьми (у Вацлава были старший брат Станислав и сестра Бронислава) и завел новую. Брошенная Элеонора вернулась в Петербург, чтобы привести детей в обитель "казенной Терпсихоры" – императорскую балетную школу. Экзаменовал юного Вацлава первый танцовщик Мариинского театра Николай Легат. Внешне замкнутый и туповатый ребенок преобразился в танце и поразил всех своим прыжком – он как бы на мгновение зависал в воздухе.

20 августа 1900 года Вацлава Нижинского зачисли в балетную школу приходящим, а через два года перевели в интернат. В школе Вацлав познакомился с разными приемами мастурбации. Причем этими шалостями он занимался исключительно в одиночестве, тогда как остальные мальчики предпочитали коллективное удовольствие. Позже в дневнике "Чувства", написанном в конце 1930-х годов, когда Нижинский был давно во власти безумия, он уделил немало страниц своей ранней сексуальности, которая казалась ему пороком. С мыслями о сексуальном удовольствии обыкновенно возникает образ Дягилева, дьвола-искусителя, которого юный Вацлав полюбил, "ибо знал, что моя мать и я умрем с голоду".

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Последняя ночь в Венеции

Владимир Котыхов

18.04.02 0:00

Врачи убеждали его не ехать в Венецию, говоря, что сырой воздух опасен для здоровья. Но он не мог без этого города, повенчанного с любовью и солнцем, города, который был для него преданным мальчиком-другом...

Но в эти дни в Венеции было непривычно сумрачно. Стояла мертвая духота, и солнце не могло прорваться сквозь нависавшие траурной тафтой тучи...

Так печально и тихо заканчивал свои дни великий человек — Сергей ДЯГИЛЕВ, перевернувший мир балета ХХ века.

А в мае 1909 года, когда Дягилев готовил в Париже свой оперно-балетный сезон, стояла настоящая весна. Все немного сошли с ума от работы, предпремьерной суматохи, от парижского легкомыслия. Дягилев разъезжал по великосветским салонам с рекламой своей затеи, а журналисты в статьях подогревали интерес к тому, что предстояло увидеть парижанам.

И парижане это увидели — и задохнулись от восторга. Неожиданности поджидали уже в зрительном зале. По распоряжению Дягилева стены, коридоры, полы театра Шатле обили красной материей, превратив запущенный театр в нарядную бонбоньерку. А импресарио Астрюк придумал неожиданный трюк: в первом ряду бельэтажа разместил красивых молодых женщин, общим количеством — 63. Для этого билеты распространялись среди танцовщиц Оперы и актрис “Комеди Франсез”. Ни одного фрака, ни одной лысины, ничто не нарушало блестящий полукруг, напоминающий драгоценную подкову.

Ну а то, что происходило на сцене, превзошло все ожидания. Париж, где классический танец давно воспринимался как нечто устаревшее, побитое молью, увидел новый танцевальный театр, соединявший в себе красоту декораций, костюмов, музыки, танца и уникального мастерства артистов. Это был триумф русского искусства. И, конечно, Дягилева.

Нахал и чародей

“Я шарлатан, притом исполненный блеска; великий чародей; нахал; человек, обладающий большой долей логики и малой — щепетильности; человек, удрученный, кажется, полным отсутствием таланта. Кстати, видно, я нашел свое истинное призвание: меценат. Для этого у меня всего есть в достатке, кроме денег, но это придет со временем!” Эту характеристику Сергей Дягилев дал себе, когда ему было 23 года. Все так: и нахал, и сноб, и шарлатан. Но в то же время гениальный менеджер с фантастическим чутьем на талант, на то, что нужно зрителям, и влюбленный в искусство человек.

Приехав из Перми в Петербург в 1890 году, провинциал Дягилев быстро покоряет столицу. Он один из основателей объединения “Мир искусства”, редактор “Ежегодника императорских театров”, организатор грандиозной выставки русских портретов, для которой подготовил уникальный каталог. Начиная с 1906 года Дягилев устраивает в Европе выставки русских художников, потом концерты русской музыки, а в 1908-м Дягилев показал парижанам оперу “Борис Годунов” с участием Федора Шаляпина. А с 1909 года и до конца своих дней этот чародей не переставал удивлять мир тем, что именовалось Русским балетом Дягилева. Дягилев не только вернул на сценические подмостки танец, но и танцовщика. До Дягилева главной приманкой балетного спектакля была женщина, теперь им стал мужчина.

Любовь трех мужчин

Почти всегда Дягилев влюблялся сначала в талант, а потом в человека. И, влюбившись, брался за огранку очередного протеже. Он дарил возлюбленному больше, чем любовь, он дарил ему театр, вводил в мир искусства. Так было с Леонидом Мясиным, которого открыл Дягилев и из кордебалетного танцовщика создал артиста и хореографа. Так было с красавцем англичанином Хили-Кеем, превращенным Дягилевым в звезду балета Антона Долина. Так было с Сержем Лифарем, вылепленным Сергеем Павловичем. Дягилев подарил миру и Вацлава Нижинского. Нижинский — самое фантастическое чудо из всех сотворенных Дягилевым чудес.

Вместе они были недолго, с 1907 по 1913 год, когда Нижинский женится на Ромоле Пульске, а Дягилев в бешенстве разрывает с ним отношения. Но за это время Нижинский под руководством Дягилева создает выдающиеся партии в балетах Михаила Фокина “Петрушка”, “Нарцисс”, “Призрак розы”, а затем выступает как хореограф. Среди его революционных постановок — “Игры”, “Послеполуденный отдых фавна”, “Весна священная”. Что касается “Игр”, то Дягилеву хотелось показать в балете любовь трех мужчин. Один из них — сам Дягилев, а два других — его молодые любовники. О подобном в те времена можно было только мечтать. Поэтому в “Играх” юношей заменили девушки. Но удивительно, что годы спустя эту дягилевскую идею решил воплотить в балетном фильме Рудольф Нуреев. И вновь это оказалось слишком смело. Американские продюсеры отказались поддержать откровенно гомосексуальную постановку. Ну а Нуреев, говоря о любовном треугольнике Дягилев—Нижинский—Ромола, как-то воскликнул: “Получается, что ненормальные отношения дали интересный и продолжительный результат, а нормальные — ровным счетом ничего. Что же тогда считать нормой?”

В своем “Дневнике”, написанном в 1919 году, душевнобольной Нижинский вновь и вновь возвращается к Дягилеву, к своей жизни с ним. И, кажется, мучительно ненавидя свое прошлое с ним, он так же мучительно продолжает любить Дягилева.

Не простудитесь

Тяжело переживал разрыв с Нижинским и Дягилев, но смог утешиться с новым другом — Леонидом Мясиным. Сегодня, когда в отношениях двух людей столько торопливости, трогательна совместная жизнь Дягилева и Мясина во Флоренции зимой 1914 года, рассказанная художником Михаилом Ларионовым.

Каждое утро, в любую погоду, эти двое — один немолодой и тучный, другой красивый и стройный — приходили в галерею Уфицци, проводя там время до обеда. Они останавливаются перед картиной, долго рассматривают ее, потом переходят к другой, вновь возвращаются к тому, что видели ранее. Обращаются друг к другу на “вы”. Закончив путешествие по залам галереи, выходят на улицу, где резкий ветер треплет ветви деревьев. Дягилев кутается в пальто, а Мясин распахнулся. И тут же Дягилев заботливо произносит: “Вы так можете простудиться, Леля, поднимите воротник”.

4000 франков

Наверное, это немного смешно. Но в Дягилеве было достаточно и смешного. Он любил, чтобы на него обращали внимание, носил монокль, совершенно ему не нужный, красил волосы, держался по-опереточному барственно. О его ревности и страданиях, вызванных ею, ходили легенды. Он не мог видеть своего протеже с кем-то другим.

Однажды, когда Нижинский позировал Огюсту Родену, Дягилев решил тайком поехать и посмотреть, как все это происходит. Когда Дягилев приехал в мастерскую, то увидел картину: мастерская была залита солнцем, а разморенные от жары и выпитого вина старый скульптор и обнаженный танцовщик сладко спали чуть ли не в объятиях друг друга. Было ли там что-то в действительности или нет, Дягилев так и не узнал. Он спешно покинул мастерскую, ничего не рассказав ни Родену, ни Нижинскому. Но долго не мог прийти в себя от пережитого.

Великий чародей производил впечатление богатого господина, а у него никогда не было денег на самого себя. Всего два костюма, двенадцать рубашек и немного другой одежды. Мися Серт вспоминает, как была задержана генеральная репетиция “Петрушки”. Зал, сверкающий бриллиантами и переполненный до отказа, ждал, когда распахнется занавес, но представление почему-то все не начинали. Вдруг дверь ее ложи распахнулась, и к ней бросился бледный, покрытый потом Дягилев: “У тебя есть четыре тысячи франков?” — “С собой нет. А что?” — “Мне отказываются дать костюмы прежде, чем я заплачу. Грозят уйти со всеми вещами, если с ними немедленно не рассчитаются!..” Мися повела себя как истинный друг. Не дав Дягилеву договорить, она выбежала из ложи. Через десять минут занавес поднялся.

Блудный сын

В это трудно поверить, но тот, кто общался с королями, президентами, миллионерами, почти всегда находился на грани финансового краха. О том, каких унижений стоило Дягилеву добывать на Русский балет денег, знали только очень близкие ему люди. Но что деньги рядом с тем балетным фейерверком, что устраивал Дягилев! Только от одного перечисления имен окружавших его художников, композиторов, поэтов, артистов, балетмейстеров кружится голова: Стравинский, Фокин, Рерих, Коровин, Бенуа, Бакст, Карсавина, Ида Рубинштейн, Дебюсси, Пикассо, Кокто, Пуленк, Шанель, Матисс, Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, Бронислава Нижинская, Мясин, Баланчин... В дягилевской труппе родились спектакли, ставшие легендой и символом двадцатого века: “Петрушка”, “Жар-птица”, “Послеполуденный отдых фавна”, “Весна священная”, “Треуголка”, “Свадебка”, “Аполлон Мусагет”... Ну а последним балетом дягилевской антрепризы стал “Блудный сын” Прокофьева в постановке Баланчина. В главной партии выступил Серж Лифарь. В книге, посвященной Дягилеву, Лифарь расскажет и о том, как встретился с ним, как стал первым танцовщиком его труппы, а потом и балетмейстером, как боялся любви Дягилева и как наконец отдался ему.

“...Когда Дягилев заставал меня в грустном настроении, он, чтобы развеселить меня, начинал танцевать, делать “турчики” и “пируэтики”. Сергей Павлович по утрам долго не мог встать с постели, а когда подымался наконец, то еще долго не начинал одеваться и долго ходил по комнате в мягких войлочных туфлях и в длинных, до колен, сорочках, привезенных им еще из России. В таком виде Сергей Павлович обычно и танцевал. “Ну, что тебе еще показать? Хочешь посмотреть, как твой Котушка (Лифарь звал Дягилева Котушкой) будет теперь делать твои вариации?” И Сергей Павлович начинал мои “вариации”, натыкался на шкафы, на столы, кресла — все с громом летело на него... Я хохотал от всей души и в то же время умилялся, зная, что Сергей Павлович “танцует” для меня, для того, чтобы развеселить меня, заставить улыбнуться”.

Однако, как бы ни хотелось Лифарю оставаться единственным дягилевским возлюбленным, за это право боролся и другой приближенный Дягилева — Борис Кохно. Этого юношу ввели в альков Сергея Павловича мать Кохно и художник Сергей Судейкин, чтобы молодой человек помогал Дягилеву спасаться от одиночества.

Новое увлечение

Страх одиночества, как и страх смерти, были постоянными спутниками Дягилева. Отсюда жажда развлечений и всевозможные суеверия. Дягилев боялся кошки, перебегавшей ему дорогу, боялся пройти под лестницей, но главное — испытывал панический страх перед водой: когда-то в детстве цыганка нагадала ему, что он умрет на воде.

Последнее выступление дягилевской труппы в Париже в 1929 году стало потрясением для суеверного Дягилева. Лифарь, разгримировываясь после спектакля, нечаянно разбил зеркало. Дягилев так перепугался, что в течение недели находился под гнетом этого события. А вообще сезон 1929 года был для труппы удачным и завершился триумфальными выступлениями в Лондоне. И никто не мог представить, что этот сезон станет последним. Болезнь Дягилева, а у него был сахарный диабет, хотя и беспокоила окружение Сергея Павловича, но столь скорой развязки не предвещала.

А сам Дягилев вновь увлекся — 17-летним музыкантом и композитором Игорем Маркевичем. Как всегда, он стремится художественно развить нового друга. И, несмотря на запреты врачей, рекомендовавших серьезно заняться лечением, Дягилев из Лондона отправляется с Маркевичем в путешествие — Баден-Баден, Зальцбург, Мюнхен.

Наркотический дурман каналов

Не разрешают врачи ехать Дягилеву и в Венецию, но, расставшись, как ему кажется, ненадолго с Маркевичем, он приезжает в свой город, напоминающий роскошную театральную декорацию... В Венецию, которая была для него не она, а он — роскошный, красивый юноша. Где каналы источают наркотический дурман, а вдоль их глади, как видения, проносятся гондолы. Но город, всегда звенящий от солнца, на этот раз задернут мрачным плащом из туч.

У Дягилева обостряется болезнь. Температура поднимается каждый день все выше и выше. Доктора, не отходившие от него, не понимают, как объяснить это сгорание организма. Рядом с Дягилевым Лифарь и Кохно. Приезжают навестить Дягилева Коко Шанель и Мися Серт. В тот август Шанель вместе с герцогом Вестминстерским и Мисей Серт совершала на яхте герцога небольшое путешествие. Зная, что Дягилев в Венеции, Шанель и Серт приходят к нему. Состояние Сержа их удручает, а он в восторге от их визита. Обе они были в белых платьях, и Дягилев все повторял: “Они такие молодые, все в белом!” Будто белый цвет значил для него что-то особенное. Словно напомнил в духоте и бреду о белых холодных просторах России.

В ночь с 18 на 19 августа начинается агония. Температура поднимается до 41,1 градуса. Последний вздох, и сердце Дягилева останавливается. И в этот миг солнце, наконец прорвавшееся сквозь облака, озолотило нежными лучами Венецию и две слезы, скатившиеся из-под ресниц Дягилева.

В день похорон плавучая венецианская процессия уносила к траурному острову Сан-Микеле прах русского гения. Давнее предсказание цыганки сбылось. Дягилев умер и похоронен на воде.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...
  • 1 year later...
  • 6 months later...
  • 1 year later...

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
 Share

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.




×
×
  • Create New...